идет загрузка меню...
Чукотка - прекрасный и суровый край
   Cегодня  20 ноября 2017

- погода -
GISMETEO: Погода по г.Анадырь



Чукотка. В поисках смысла. (III часть)


Отправить на e-mail Версия для печати Обсудить на форуме21 Октября 2002

Роман Аркадьевич, 36 лет, волосы русые, глаза голубые, рост 180, вес 83. Семья: жена и четверо детей. Срочную службу проходил в артиллерийском полку. Образование: Московская государственная юридическая академия. Беспартийный. Работал на стройке, в кооперации, в совете директоров ОАО "Сибнефть", депутатом Госдумы РФ. Владеет английским языком. Круг чтения: от Довлатова и Коэльо до исследований по маркетингу. Предпочтения: в музыке - русский рок, "Наутилус", Земфира, "Машина времени", "Ночные снайперы" и др.; в театре - Гришковец, мюзиклы и т.д. В питании придерживается оздоровительных систем; не курит, не пьет алкоголя. Хобби: коллекционирует картины русских художников. Досуг: активный отдых с семьей, друзьями, коллегами, плавание, лыжи. Болеет за хоккейную команду "Авангард" из Омска.


Роман Абрамович вложил в Чукотку 200 миллионов долларов (фото: Виктор АХЛОМОВ)

Опережающий маневр



"Никому еще не удавалось поздороваться с Романом Аркадьевичем первым".



Это сообщила нам девушка Таня в чукотской администрации, и в голосе ее звучала гордость за шефа, который в отличие многих

начальников столь вежлив и предупредителен.



Деталь, достойная мифа. Но ведь и мифы на пустом месте не возникают. Их зеркало может быть кривым, ущербным или увеличительным, но что-то оно все же отражает.



Мы размышляли об этом за чаем в окружной администрации, не зная точно, когда вернется из очередной поездки по округу губернатор, а главное: каков же он на самом деле.



Однако только один из нас вышел в коридор, как тут же собственной персоной Роман Аркадьевич навстречу... И поздоровался, заметьте, первым.



Так познакомились. А познакомившись - в путь, по районам, поселкам, стойбищам.



"Совсем парнишка"



Чукотка и ее губернатор живут в разных ритмах и измерениях, в разных временах.



Он прилетает сюда только затем, чтобы работать. Потому его распорядок дня насыщен до предела. По огромным территориям перемещается стремительно: с вертолета - на самолет, с самолета - на вездеход... В полете слушает доклады, просматривает документы. Решения принимает на ходу.



Народ здешний, напротив, привык жить неторопливо. Местное мироустройство к этому располагает. Ночи длинные. Лето короткое. Ожидание вертолета или подходящей погоды тянется сутками, неделями, месяцами.



Когда губернатор и народ пересекаются, выглядит это иногда странно.



Вот появляется он перед народом из вертолета: небритый, задумчивый, в короткой куртке и джинсах, на голове - бейсболка с длинным козырьком и огромные наушники (это чтобы уши не закладывало и шум не мешал).



Народ смотрит во все глаза.



- Сколько раз уже видела губернатора и все равно удивляюсь, - призналась мне Татьяна Кырнаут, коренная жительница поселка Лорино. - Никогда у нас таких начальников не было: совсем парнишка, молодой, добрый и не важничает.



"Думать предпочитаю один"



И ведет он себя не так, как здесь привыкли.



Когда идет от вертолета по поселку, от одного объекта к другому, вокруг, естественно, толпа: помощники, чиновники - окружные и местные, просители. Все это людское скопище ускоряется, тормозит, перемещается вместе с ним туда, куда он повернет. Но удивительно - сам он всегда умудряется быть не в центре этого водоворота толпы, а как-то чуть сбоку. Вопросы тут же переадресовывает спутникам, или они сами их перехватывают. Он лишь прислушивается к диалогам, что-то спрашивает, коротко комментирует, кивает.



Это вообще его стиль.



- Как он обычно проводит совещания? - спросил я у одного из его заместителей.



- Роман любит приходить на совещания, которые проводим мы. Посидит, послушает, спросит что-нибудь и уйдет.



- Это так, - подтвердил мне потом сам Абрамович. - Коллективные обсуждения не для меня. Я не так устроен, думать предпочитаю один. А по конкретной проблеме говорить с конкретным специалистом. Я бы и заседания правительства Чукотки не устраивал, но вроде так положено.



Совсем не заботится об имидже начальника: ни показательных разносов, ни популистских шуток. Чиновников местных не пугает, с народом не заигрывает.



Но вот что странно: чиновники от этого пугаются еще сильнее - непонятное страшнее всего. А народ, напротив, раскрепощается. Дистанции местные люди совсем не чувствуют. С просьбами к губернатору подходят даже мелочными. Удивляюсь, как никто еще прикурить не попросил, впрочем, все знают, что он некурящий.



А когда стал губернатор убеждать жителей поселка, что платить надо за свет и коммунальные услуги, иначе содержать их дальше ему накладно, они добродушно отнекивались: ну что, дескать, ты пристал к нам, Роман Аркадьич, с этими платежами, дались они тебе.



Так и не платят.



"Водки мне!" - сказал Абрамович



При этом его тут любят. А к некоторым на здешний взгляд слабостям вроде трезвости относятся снисходительно: молодой, мол, еще.



Когда местные начальники встречали нового губернатора впервые, стол накрыли, как было принято в таких случаях. Выбор широкий - от водки до чистого спирта, от строганины до красной икры.



Абрамович попросил сока, но его-то и не оказалось. Тогда он достал из кармана яблоко, съел и поехал дальше.



С того раза гостевой стол для губернатора в районах приобрел совсем дикий в здешнем понимании вид: соки, овощи, фрукты.



И вдруг недавно перед началом одного из таких, с позволения сказать, застолий губернатор озабоченно поискал что-то взглядом и обернулся к помощнику:



- Принеси, пожалуйста, водки.



Кто-то вытаращил от неожиданности глаза. Кто-то понимающе расцвел: наконец-то сломался, мол, наш Роман Аркадьич - давно пора. А кто-то уже открывал шкафы с запрятанными бутылками спиртного в радостном предвкушении.



Но Абрамович лишь ополоснул водкой руки и принялся за овощи и фрукты.



И эта выходка его, кстати, тоже не ради эффекта. Дезинфекция перед едой в этих краях куда как актуальна, несмотря на суровый климат. Мясо и рыбу квасят здесь прямо в земляных ямах. Кроме всего прочего, в таких продуктах полным-полно канцерогенных соединений. Смертность чукчей от онкологических заболеваний самая высокая в мире. Зато ишемической болезни сердца и инфарктов миокарда вообще нет. Это потому, объясняют ученые, что рыбий жир кровь разжижает.



А губернатор, надо заметить, к здоровью относится очень внимательно - и в масштабах вверенного ему округа, и к своему лично.



Что он делал в 7 утра на стройке



Мифотворчество питается чем попало. Одна из многочисленных легенд об Абрамовиче творилась в нашем присутствии.



За обедом в ресторане "Анадырь" случайные сотрапезники рассказывали, какую ловкую операцию предпринял намедни губернатор. Он, оказывается, вышел инкогнито ранним утром и без всякого сопровождения отправился по строительным объектам, чтобы обнаружить неполадки, пресечь показуху, а может, и застукать расхитителей.



На самом деле утренний и вечерний моцион совершает Роман Абрамович каждый день - по полтора часа, десять километров. Ну а если на стройку при этом заглянул - так в Анадыре сейчас кругом стройка. Да и просто интересно ему это. Сам рассказывал.



- Что сегодня на Чукотке вам интереснее всего? - спросил я его.



- Стройка, - сказал он, подумав. - Сейчас - стройка, потому что здесь виден достаточно быстрый результат. Раньше больше интересовали проблемы, связанные с детьми. Но теперь там вроде бы все уже наладилось, система работает.



Трагедия



- Детская тема для него особая, - говорят сведущие люди.



- Конечно, - пересказывают другие очередной миф, - он ведь детдомовец, потому очень жалеет детей.



Нет, на самом деле он не детдомовец. Но сирота.



- Мне кажется, что я помню отца, - сказал он мне. - А вот маму, конечно, нет.



Мама, Ирина Васильевна, в 1966 году приехала из Сыктывкара, где она работала вместе с мужем, на родину в Саратов специально, чтобы родить первенца. Родила. Ребенок оказался первым и последним. Потому что вскоре после родов Ирина Васильевна умерла.



Романа отправили к бабушке, матери отца. Думали: пусть подрастет, тогда сможет жить с отцом. Но отец, Аркадий Нахимович, страшно тосковавший по жене, пережил ее не намного.



Случилась авария. При монтаже подъемного крана упала стрела. Отец Романа погиб.



После этого его взял в свою семью дядя и воспитывал до самой армейской службы.



Роман Абрамович на жизнь и трудное детство никогда не жалуется. Вообще предпочитает на эту тему не говорить.



Но к детям, к детским проблемам и в самом деле относится чрезвычайно пристрастно. Причем судить об этом можно лишь по делам. На эмоции и высокие слова он скуп. Отшучивается или пожимает плечами, когда об этом спрашивают.



Дешевле дать, чем проверять



Для журналиста Роман Абрамович собеседник неудобный. Хотя по-человечески мне его манера общаться очень близка и симпатична.



Я вижу, как он тщательно выбирает варианты ответов. И понимаю логику.



Прагматик. Предельно экономно расходует слова. Выбирает самые рациональные варианты.



При этом старается быть честным.



Заметно, что ему неприятно бахвальство.



Вот, пожалуй, из таких соображений и строит он свои ответы, достигая нередко виртуозности. Если есть возможность ответить "да" или "нет", он именно так и отвечает. Но для полной корректности чаще всего прибегает к уклончивым оговоркам: "отчасти", "возможно", "в какой-то степени"... Примеры предпочитает не приводить. Когда речь заходит о каких-то лестных для него историях, морщится и уводит разговор в сторону. Или представляется большим прагматиком и циником, чем на самом деле. Лишь бы не выглядеть доверчивым романтиком.



- Почему вы часто верите просящим на слово и помогаете без всякой проверки?



- Это как раз моя расчетливость. Иногда масштаб просьб так незначителен, что дешевле дать, чем проверять.



Молитва



- Мы молимся за нашего губернатора, - сообщил мне епископ Анадырский и Чукотский Диомид. - Благодаря ему начинается строительство кафедрального храма в Анадыре. Есть уже проект, решено с финансированием.



Когда я сказал об этом Абрамовичу, он пожал плечами:



- Да тут просто путаница, недоразумение. Я к этому никакого отношения не имею. Городилов, мой заместитель, взялся за дело, а у меня спросил: не против ли я? Я подумал и сказал, что не против. Все. Храмов я не строю, это не по моей части.



Формально он прав. Но ведь если Роман Абрамович в такой ситуации сказал, что он "не против", молитва епископа вполне оправданна.



Простые ответы



Когда Абрамович отвечает на вопросы в своей манере, ему часто не верят. Потому что он добивается максимальной простоты, а простота не убедительна. И не интересна. Привлекательны сложные версии, подтекст.



Зачем ему Чукотка? Самый популярный вопрос. Чтобы он ни отвечал, не верят.



А ведь простой ответ очень логичен.



Трудно, конечно, поставить себя на место миллиардера, но если напрячься, то можно. Чего захочешь в этой роли, чем займешь себя? Наверное, сможешь позволить себе заняться тем, что интересно, проверить себя в том, что только тебе и доступно. Когда-то рубрика "Если бы директором был я..." пользовалась необычайной популярностью. Множеству людей было интересно представить себя руководителем, принимающим решения. Это понятное, здоровое желание.



А стать губернатором? Разве не интересно, к тому же если есть еще и немалые финансовые возможности? И где лучше всего проверить себя, реализовать свой интерес, как не в таком именно регионе, как Чукотка, где все на нуле, где проблемы серьезней некуда и где почти не требуется бороться за власть, потому что она мало для кого привлекательна.



- Да, - сказал Абрамович, - именно так. Но был и второй мотив. Это несправедливость, которую я почувствовал по отношению к людям, которые здесь живут. Мне показалось, что их жизнь может быть гораздо успешнее. Я видел, как ее наладить. А когда видишь решение, очень хочется его реализовать.



Когда берут власть



Так было не только с ним.



Почему крупные бизнесмены все активнее идут в последнее время в региональную власть? Примеров становится так много, что просматривается тенденция. В каждом случае - свои особенности. Но есть и общее.



По моим наблюдениям, когда в соприкосновение с традиционной административной системой на местах вступает новый серьезный бизнес, обязательно начинает искрить. Независимо от личных взаимоотношений и даже от экономических интересов конфликт неизбежен. Конфликт стилей, подходов, менталитетов. Он может быть разрешен и вполне мирно - цивилизованной передачей власти. Но вот сработаться старым чиновникам и новым бизнесменам, похоже, невозможно.



Дело даже не в масштабах бизнеса. Какие на Чукотке масштабы?



Предыстория была такая. Абрамовича позвал в регион тогдашний губернатор Назаров. Он человек хитрый и надеялся, что депутат-олигарх наверняка будет полезен округу. Абрамовичу депутатство тоже не лишнее: дополнительные возможности. Схема понятная и популярная.



Одного Назаров, пожалуй, не просчитал: что новый депутат отнесется к своему делу всерьез. А тот поехал по округу, по избирателям. И когда увидел голодных детей - его зацепило.



Тогда и появился тот самый "псевдоним" - "Полюс надежды", фонд, через который он на собственные средства принялся решать социальные проблемы, непосильные власти. И все бы ничего, если бы власть не путалась под ногами, не лезла в дело с присущими ей манерами.



Так было с вывозом детей на отдых. Партнерствовать с местными чиновниками в этом деле оказалось решительно невозможно. Они норовили, например, вместо тысяч нуждающихся детей из поселков возить по курортам круглый год несколько сотен "блатных", экономить на транспорте и одежде, а деньги прикарманивать. И так далее в таком же духе. Схожее отношение и к другим проблемам, но когда речь о детях, это совсем уж противно.



Вот так, от невозможности партнерства приходит рациональное решение: надо брать власть.



Он и взял. На выборах получил 92 процента голосов. Если бы голосовали сейчас, получил бы еще больше.



Миллионы и алые розы



"Полюсу надежды" больше никто не мешал. Но теперь стало возможным многое решать и через саму власть. Были бы деньги.



Он придумал, как сделать, чтобы местная власть (не чиновники, а институт) хоть немного разбогатела. Об этом много слухов.



- Правда ли, - спрашиваю, - что вы и ваши топ-менеджеры оформились официально как жители Чукотки, чтобы платить налоги в местный бюджет, и некоторые предприятия, вам подконтрольные, переведены под чукотскую юрисдикцию в этих же целях?



- Да, - говорит Абрамович, - отчасти это так. Те менеджеры и фирмы, кто имел какое-то отношение к чукотским темам, действительно стали платить налоги здесь.



Собственные доходы окружного бюджета в прошлом году возросли в результате в 8 раз. Только личный налог с доходов губернатора принес бюджету 30 миллионов долларов. Всего, как прикидывают, Роман Абрамович на Чукотку потратил в разных формах 200 миллионов долларов.



Он точно знает, на что эти деньги расходовались. Вот в чем смысл вхождения во власть.



- Контроль за финансами теперь абсолютный, - сказал он мне. - Хорошо вкладывать средства, когда уверен, что они дойдут до цели.



Доходят и большие, и маленькие.



Модернизировали, к примеру, шахты, и они заработали так, что уголь стали даже за пределы округа вывозить - на Камчатку.



Более двух тысяч человек переселили в центр России.



Всем выпускникам школ вручили по 6 тысяч рублей, медалистам - по 16.



Каждая семья получила от губернатора по мешку муки и сахара.



А каждая женщина 8 марта этого года - алую розу. На Чукотке тогда морозы трещали лютые.



Вы сказок хотите? Их нет у меня



Когда встречался с избирателями перед выборами, его спрашивали:



- Что будете нам обещать?



- Ничего.



- Ну хоть сказку расскажите, как другие.



- Я плохой сказочник.



С тех пор его тон и манеры общаться с местным населением не изменились.



В последнем послании к депутатам и жителям округа выражался так: "Вынужден констатировать, что отраслей, способных обеспечить содержание региона, нет. По крайней мере так обстоят дела сегодня".



И еще: "Удалось несколько снизить величину долга, но округ по-прежнему остается банкротом".



И далее: "Все должны понимать: рост жизненного уровня не является результатом экономического роста. Увеличения бюджета удалось добиться благодаря искусственному привлечению в округ налогоплательщиков. Большинство региональных программ финансируется из внебюджетных источников".



Он сейчас гораздо лучше понимает, в какую историю встрял. Хотя и с самого начала представлял, насколько сложна здесь ситуация. Чукотка была прочно встроена в тоталитарную экономику с ее затратностью, "северными надбавками", условным ценообразованием. Когда пришли другие времена, вся здешняя "основа" обанкротилась: олово и вольфрам куда дешевле стало покупать за границей, золото нерентабельно... Рухнула социалка, ушла почва из-под ног у людей. Все кто мог уехали. С теми, кто остался, государство не знает, что делать.



И сопротивление человеческого материала оказалось куда сильнее, чем ожидалось. Пожалуй, главное разочарование - эти люди продолжают воспринимать его как Деда Мороза. Даже те, кого он переселил "на материк", кому купил квартиры, обращаются к нему из Воронежа и Подмосковья даже не с просьбами, а с требованиями опекать их.



Он искал решения почти безнадежных проблем. Так и не нашел?



- Что же будет с Чукоткой дальше? - задаю ему "детский" вопрос.



- Если будет найдена нефть - один вариант, если нет - другой.



- Так поиски не прекратили?



- Нет. Приостановили на зиму. Надежды еще есть. Чукотка сможет стать самодостаточной при хорошем варианте.



- А вы что получили от Чукотки?



- Я должен подумать, - сказал Абрамович, - потом скажу.



И уже в конце нашей последней встречи в Москве сказал:



- Уверенность в себе и своей команде.



Спасатель



Когда мы прилетели в поселок Лаврентия, в толпе, окружившей губернатора, я обратил внимание на маленькую странную женщину. Другие люди или просили о чем-то Абрамовича, или радостно благодарили. Она же была печальна, но не так активна, как остальные.



Наконец, улучив момент, приблизилась к губернатору и что-то сказала.



Потом я узнал ее историю.



Еще будучи депутатом, Абрамович приезжал в поселок, и эта женщина рассказала ему о тяжелой болезни дочери. У нее лейкоз, врачи сказали, что шансов мало, нужны большие деньги для лечения. Абрамович пообещал помочь. Девочку отправили в Москву, к лучшим специалистам. Стали готовить к операции. Нужен был донор. С Чукотки привезли ее родного брата. В последний момент выяснилось, что как донор он не подходит. А время уже было упущено, и шансов практически не осталось совсем. Выяснилось, что только в Израиле есть клиника, где могут взяться за операцию. Потребовалось еще 150 тысяч долларов. Абрамович без промедления дал деньги. Операция оказалась успешной. Девочку признали излеченной.



И вот теперь женщина подошла к нему и сказала, что девочка все-таки умерла, но уже от другой болезни, а они все равно благодарны ему и все равно считают спасителем.



Он знал, что шансов почти нет. И сделал все, что было возможно. Помогать в безнадежной ситуации, наверное, сложней. И стоит дорого, и дорогого стоит.



Но пока остается хоть один шанс, у сюжета есть варианты.



Будь у этой истории хороший конец, это была бы другая история. Спасатель стал бы спасителем.



История с Чукоткой еще не закончилась.

Валерий КОНОВАЛОВ
Известия

Постоянный адрес публикации http://www.chukotken.ru/articles/item66.html

пресса о Чукотке




Новости месяца


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930




главная | форум | фотогалерея Чукотки | Чукотка on-line | Чукотский АО | История Чукотки | туризм на Чукотке | творчество Чукотки | Чукотка. Бизнес | о проекте | карта сайта | 
© 1998-2017
Разработка, программирование 
и поддержка :  Алексей Гурин

При полном или частичном
использовании материалов
ссылка на http://www.chukotken.ru
обязательна!