идет загрузка меню...
Чукотка - прекрасный и суровый край
   Cегодня  20 ноября 2017

- погода -
GISMETEO: Погода по г.Анадырь



Чукотка – страна приключений


Отправить на e-mail Версия для печати Обсудить на форуме9 Ноября 2005

Помните великолепный жанр «фотоочерк», который столь активно использовался в журналах и газетах Советского Союза и который в настоящее время канул в Лету? Помните рассказы с фотографиями о поездках в другие страны, о бескрайних просторах нашей страны, о сталеварах и строительстве железных дорог? Как давно это было, как все изменилось… Однако, мы решили немножко возродить, если так можно выразиться, жанр фотоочерка. И начнем мы с материала, который написал студент факультета журналистики Александр Собокарь. Он поменял отдых в отеле модного курорта на Чукотку. Итак, вперед, уважаемый читатель, приглашаем вас в холодную страну, полную чудес…

Прошлым летом мне посчастливилось участвовать в археологической экспедиции на Чукотке от Государственного музея Востока. Мне всегда нравились всевозможные приключения, однако дальше Нижнего Новгорода я еще не заезжал. Чукотка – страна приключенийИтак, долгий путь в загадочную для большинства москвичей Чукотку начался с аэропорта «Домодедово». Если учесть, что я никогда раньше не летал на самолетах, то для меня испытание началось именно с трапа. Из Москвы в Анадырь (куда мы летели семь с половиной часов) нас прибыло пять человек, и уже там присоединился еще один член экспедиции, сотрудница от музейного центра, которая уже не первый год выполняла обязанности повара. Иерархия экспедиции была такова: руководитель экспедиции, повар, картограф (который рисовал план раскопа) и три младших научных сотрудника, в число которых входил и я (все мы побывали на Чукотке впервые). В Анадыре мы разместились в музее, где прожили двое суток, прежде чем отправиться дальше. На Чукотке любые передвижения зависят от погоды в пункте отправления и в пункте прибытия.

Улица Отке, г. АнадырьДалее последовал перелет в поселок Лаврентия. Там мы разместились в местном Доме культуры и переночевали одну ночь, потом пришел старый знакомый нашего руководителя, охотник Володя. Он со своим сыном на двух катерах переправил нас через залив и поселил в своем охотничьем доме на территории заброшенного старого поселка «Пинакуль».

Там мы сидели и ждали – во-первых, вездехода, чтобы двигаться дальше, во-вторых, наш экспедиционный груз, который, между прочим, весил около пятисот килограмм.

Заброшенная метеостанция, пос. НауканПрожив два дня в этом прекрасном месте, мы уже думали, что останемся здесь не меньше, чем на неделю. Погода стояла очень теплая, но могла измениться в любой момент. Правда, мы успели испытать себя в Тихом Океане, искупавшись в заливе Лаврентия, в котором температура воды была около трех-четырех градусов.

На третье утро все очень обрадовались, потому что появился вездеход. Он ждал нас до полудня, пока не привезли наш груз. Заняв места на крыше вездехода, чтобы было удобней любоваться просторами, мы двинулись дальше – в Уэлен.

Птичий базар на мысе ДежневаМоя цель немного не соответствовала экспедиционной. Я хотел побольше увидеть, отснять хороших фотографий, в частности, животного мира Чукотки. Ну а вездеход очень подходящее для этого место.

С неугасимым интересом и фотокамерой я и мой руководитель выжидали появления диких зверей. При этом мы понимали, что ехать по тундре около четырнадцати часов. Но, увы, все животные, которые нам встретились, были вне досягаемости наших фотокамер. При виде вездехода и от сильнейшего грохота, который он издает, звери бежали. Первым в этом списке был песец, а далее лиса и медведь. Появления последнего ждали с нетерпением, потому что за то время, как экспедиция начала работать на Чукотке, медведя толком сфотографировать никто не смог. По дороге в Уэлен мы проезжали место предыдущего раскопа – поселок Эквен. На Эквене было откопано одно строение полностью, работы там закончились в 2000 году, а начинались в конце 1980-х. А вообще на раскоп одного жилища уходит в среднем до 15 сезонов.

Мы сделали там небольшую остановку и двинулись дальше. К утру мы прибыли в поселок Уэлен и начали размещаться в местной школе, где и прожили следующие три дня. В течение этих дней нам очень повезло, и мы чудом смогли попасть в старый заброшенный эскимосский поселок Наукан.

Китовые ребра. Пос. НауканОн известен своими мистическими аномалиями. Сверхъестественность заключается в том, что Наукан очень трудно найти, особенно если сам там никогда не бывал. Нам, например, пришлось блуждать четыре часа, прежде чем мы смогли его обнаружить. Как говорят местные жители, да и многие, кто уже бывал на Чукотке, те, кому удалось попасть в Наукан, должны что-нибудь оставить в дар духам. Иначе они могут что-то потерять. Я, например, потерял там все защитные крышки от фотоаппарата и объектива. Должен сказать, Наукан производит довольно мрачное впечатление – впрочем, как и любое, оставленное людьми, поселение. Полуразрушенные дома, которые будто смотрят на тебя своими черными глазницами – окнами, скрип открытых дверей… Страшно.

Пос. УэленВ Уэлене мы пробыли три дня. На третий день удалось нанять бригаду китобоев. И к вечеру того же дня, перетащив вещи в их лодки, мы отправились в конечный пункт, к устью реки Чегитун.

С виду неброские лодки оказались очень надежными. Они вместили весь наш груз, шесть человек из экспедиции и человек восемь рыбаков. Байдара была сделана из натуральной кожи моржа и дерева с единственной современной вещью – это мотор фирмы «Ямаха». Японские двигатели очень нравятся рыбакам. Ну, а вторая лодка – полностью деревянный вельбот. Надо сказать, проверку прошли и мы, и эти лодки. Мне посчастливилось плыть на национальной лодке из моржовой шкуры. Испытание состояло в следующем. Плыть нам предстояло четыре часа на расстоянии примерно восемьсот метров от берега, с остановкой в поселке Инчоун, Северный Ледовитый Океан.

По дороге в ЧегитунЧукчи, как нам стало ясно, народ простой, могут покурить во время переливания бензина, могут еще какую-нибудь опасную игру затеять. Так и на этот раз они решили согреть чайник керосинкой на носу лодки. Но внезапно нос вспыхнул и повалил черный дым. Кожаные веревки, которыми крепилась обшивка лодки, начали одна за другой лопаться у нас на глазах. Чукчи же не растерялись – просто зачерпнули в какую-то емкость воды из-за борта, неспеша залили огонь и стянули оставшиеся веревки между собой. Все произошло так быстро, что мы успели полностью осознать произошедшее только по прибытии на место. Если бы не устоявшаяся форма кожи, мы бы утонули – это тоже поняли не сразу. Эти лодки сделаны на совесть, чукчи ведь даже на кита на них охотятся. Кстати, китобойный промысел у них до сих пор в ходу, ведь это основа их образа жизни.

ЕвражкаВообще чукчи народ приветливый, дружелюбный, у них многому можно поучиться. Например, чукча никогда не возьмет чужую вещь без спроса, даже самую маленькую.

Прибыв к устью реки Чегитун в одноименный поселок, в котором теперь предстояло провести как минимум полтора месяца, мы стали выгружать вещи и заняли один из уцелевших домиков. Всего целых домов было два, в одном обосновались мы, а во втором какое-то время жила бригада чукчей. Вокруг этих домов полно старых разрушенных остатков от поселения.

Снежный берег в заливе УэленДом, в котором мы жили, представлял собой две комнаты с общим коридором, в каждой печка, но из одной мы сразу сделали кухню, а во второй ночевали. Спали в спальных мешках на деревянных нарах, которые располагаются над полом на высоте около 40 см. Через два дня мы, собрав свое снаряжение и экспедиционный материал, отправились на место раскопа. Оно находилось на расстоянии примерно один километр от поселка. Чтобы туда добраться, надо было пересечь реку на лодке, и далее по побережью океана метров шестьсот, к ручью Пайпельгак. Так как все населенные пункты носят в основном названия находящихся рядом рек и ручьев, то соответственно место нашего раскопа тоже называется Пайпельгак.

Птенец мохноногого канюкаПо определению археологов на этом месте было эскимосское поселение V – VI веков н.э. Предполагаемых жилищ насчитывается восемь – десять штук, их можно распознать по торчащим из земли китовым костям и ярко-зеленому холмику на поверхности. Жилище представляет собой, как правило, два помещения – малое и большое, соединенных между собой коридором. Основной материал, из которого строили эти дома – плав-дерево (выброшенное на берег океана) и кости кита.

Вещи, которые были найдены в раскопе – это в основном каменные и костяные изделия. Камень – самый ходовой материал, так как V – VI века – это период каменного века в данном районе. Основные изделия из камня – это ножи, наконечники стрел, точильные камни, грузила. Самый распространенный камень – это сланец. Ножи и наконечники, изготовленные из сланца интересны тем, что они быстро тупятся, но также быстро и легко их можно заточить. Один участник экспедиции даже попробовал сделать это, и в течение 20 минут лезвие было готово. Также использовались такие камни, как обсидиан, кремень и др. Изделия из кости и клыков моржа порой удивляют своей искусностью и красотой, а ведь их делали при помощи самых примитивных орудий! Уникальны и изделия из дерева, которые там сохранились почти в идеальном состоянии. Всем сохранившимся богатствам археологи обязаны вечной мерзлоте, которая начинается уже на глубине 40 – 50 см.

Устье реки ЧегитунКогда видишь Чукотские просторы, то они представляются этаким первозданным северным раем. Все вокруг пышет жизнью, суслики и полевки, снующие по всей тундре, лисы, песцы и медведи, киты и тюлени, оживленно играющие на просторах океана. Чукотка заселена в основном по побережью, и расстояния между поселками от 100 км и выше.

Ну, а по тундре вглубь можно идти километров двести, а может и больше. Расстояния очень трудно определить на глаз, так как соотнести масштабность просто не с чем. После города попасть в такой рай является самым большим счастьем, на мой взгляд. Конечно, минусы можно найти везде. Ну, такие вещи цивилизации, как, например, душ, электричество и многое другое, зачастую просто отсутствуют. Хотя многому находили замену. Душем, например, служила нагретая вода, которой поливались в каком-нибудь полуразрушенном здании, а некоторые и вовсе ходили мыться в океан. С электричеством обстояло чуть лучше, поскольку с собой мы взяли генератор, работающий на бензине. Наш руководитель привез ноутбук, в который заносил текущую информацию, и иногда выходил на интернет-связь с помощью спутникового телефона. Но включали его всего раз в три-четыре дня, еще и для зарядки разных аккумуляторов. В общем, цивилизация была практически на нуле, каждый день после работ на раскопе мы отправлялись на рыбалку для завтрашнего дня. Ведь полуфабрикаты и сухие готовые продукты быстро надоедают, и хочешь уже чего-нибудь натурального. Несколько раз нас угощали соседи – чукчи. Приносили рыбы, а иногда и китового мяса.

Наш распорядок был в общем-то однообразен. С утра мы уходили на раскоп, оставляя лишь женщину-повара, часам к шести-семи вечера возвращались домой, далее свободное время, которое все тратили по-разному. Сделать самое необходимое, принести воду, наколоть дрова, являлось основной задачей для всех. Ходили собирать ягоды, иногда даже всей группой. Руководитель же, как правило, садился писать отчеты и очерки о проделанных работах. И вот такие дни, похожие один на другой, тянулись в течение месяца с небольшим. За это время случалось много интересных историй. Это и встречи с медведями, одна из которых чуть было не кончилась трагедией, и приезды чукчей из соседних поселков, и другие приключения на этих первозданных землях.

Закат над Чукотским моремНо вот все наши многочисленные приключения стали подходить к завершению. Мы начали готовиться к приходу судна, которое должно было нас забрать. Оно прибыло с опозданием в один день из-за шторма – ну а 22 августа словно духи открыли завесу тумана, который навис над нами, и в этом просвете появился корабль «Академик Лаврентьев».

Те вещи, которые раньше оставались в Уэлене на хранении, пришлось в этот раз оставить под присмотром соседей. Нас перебросили на судно, где теперь предстояло прожить два дня. По прибытии в Анадырь мы, как в предыдущий раз, поселились в Музейном Центре.

Но теперь у нас появилась возможность погулять по городу. Он, надо сказать, не такой большой. Но это поистине радостный, счастливый и добрый город, о чем свидетельствовала соответствующая раскраска домов и чистота улиц. Гениальное решение с точки зрения психологии. В районе, где всего три месяца тепло, где суровый и холодный ветер дует со всех сторон, окрас таких оттенков безусловно поднимет настроение кому угодно. Руководство края, не жалея средств, благоустраивает Анадырь, в последние годы он превратился из серого, холодного, мрачного города крайнего севера в солнечный, красочный город европейского класса.

Плетение сети на берегуНу и напоследок скажу, что Чукотский край, несмотря на то, что он очень холодный, имеет свои неописуемые красоты. Я не видел больше нигде таких невообразимых заходов и восходов солнца, таких первозданных и девственных просторов, от которых просто невозможно оторвать взгляд.
По возвращении в Москву настроение немного упало. Увидев цивилизованный мир с его проблемами и скупостью происходящего, я сразу захотел вернуться в дикие, спокойные и красивые Чукотские края. И я обязательно вернусь туда.

Александр Собокарь
Фотодело

Постоянный адрес публикации http://www.chukotken.ru/articles/item119.html

пресса о Чукотке




Новости месяца


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930




главная | форум | фотогалерея Чукотки | Чукотка on-line | Чукотский АО | История Чукотки | туризм на Чукотке | творчество Чукотки | Чукотка. Бизнес | о проекте | карта сайта | 
© 1998-2017
Разработка, программирование 
и поддержка :  Алексей Гурин

При полном или частичном
использовании материалов
ссылка на http://www.chukotken.ru
обязательна!