идет загрузка меню...
Чукотка - прекрасный и суровый край
   Cегодня  20 ноября 2017

- погода -
GISMETEO: Погода по г.Анадырь



Олени ждали его


Отправить на e-mail Версия для печати Обсудить на форуме22 Сентября 2010

1 сентября ему исполнилось бы 65 лет (1945-1979). Тынескин переводится с чукотского языка как «Растущий, Восходящий». И если бы жизнь Владимира Тынескина не оборвалась так рано, он, возможно, достиг бы невероятных высот в литературе. Он принадлежит к поколению 1960-1970-х годов, именно тогда в национальную литературу Чукотки влились молодые, яркие голоса, сохранившие творческое своеобразие, традиционную музыкальность коренных народностей Севера.
Владимир Тынескин родился в семье оленевода в конергинской тундре Иультинского района. Интерес к поэзии возник у него еще в детстве. Во время учебы в уэлькальской школе-интернате Володя познакомился с молодым чукотским поэтом Михаилом Вальгиргиным. Позже Тынескин вспоминал: «Я, шестиклассник, еще не знакомый с творчеством Кеулькута и Кымытваль, был удивлен, как красиво звучат чукотские слова, объединенные невидимой нитью – рифмой…».
Переехав в Анадырь, Володя обучался в Анадырском педучилище, активно участвовал в работе чукотско-эскимосского ансамбля «Унпэнэр» под руководством Светланы Ивановны Кляцкиной и Чукотского литературного объединения, которое существовало при редакции газеты «Советская Чукотка». В 1961 году на одном из первых занятий литобъединения он познакомился с Анатолием Пчелкиным, который так запомнил эту встречу: «Худенький, молчаливый, настороженный юноша. Он, казалось, и сам страдал от своей замкнутости, и поделать с собой ничего не мог, и лишь вспыхивал весь при малейшем  замечании в свой адрес». На том занятии обсуждался первый рассказ Тынескина «Алель меняет имя», опубликованный в том же году на страницах газеты «Советская Чукотка».
Как рассказывают ветераны Анадырского педучилища, они всегда видели Тынескина с книгами и толстыми литературными журналами под мышкой, но в те далекие 1960-е мало кто мог предположить, что этот серьезный чукотский юноша станет известным поэтом.
Писать стихи Владимир начал позже, в период учебы в Магаданском педагогическом институте, во время службы в рядах Советской армии на Камчатке. В разлуке Тынескину, как он рассказывал, не хватало живого общения на родном языке, вскоре молодой солдат написал на чукотском свою первую поэму «Солнце на ладони», в которой причудливо переплелись фольклорные и литературные образы и собственное осмысление жизни. В поэме противопоставлялись два образа: богача, позарившегося на «вторую жизнь», и человека, раздающего Солнце людям.
В 1966 году в окружной газете «Советская Чукотка» были опубликованы первые стихи Тынескина, а в 1969 году в газете «Магаданский комсомолец» появилась первая чукотская поэма «Солнце на ладони», переведенная на русский язык Анатолием Пчелкиным.
Первым переводчиком творчества Владимира Тынескина стал известный магаданский поэт Владимир Сергеев. Он не только был переводчиком, но и много работал с чукотским поэтом, помогая ему освоить современное стихосложение. Переводили стихи Тынескина и другие поэты: Михаил Эдидович и Владимир Першин.
В конце 1960-х годов Владимир Тынескин под руководством этнографа Владилена Леонтьева занимался социолого-лингвистическим исследованием жителей чукотских сел. В ходе исследований выяснилось, что оленеводство сохранилось лишь в тех районах Чукотки, где сохраняется разговорный чукотский язык. Тынескин с болью в душе осознал, что на родном языке говорят лишь старики, а молодежь отдаляется от традиционной языковой среды и мало интересуется тем, что составляет основу жизни коренного северянина: оленеводством, кочевой жизнью, морским зверобойным промыслом.

Не случайно
Народ мой издревле считал,
Что олень
Его жизнью и радостью стал.
В стаде новый теленок – в людях
праздничный день.
Сердце тундры – олень!
Песня тундры – олень!

И явившись на свет,
Лишь глаза я открыл –
Жизнь свою
Я оленям уже подарил,
Потому что так думалось
В те времена:
Мне не жить без оленя,
Ему – без меня…

В 1972 году в «Новом мире», одном из лучших литературно-художественных журналов страны, была напечатана поэма Владимира Тынескина «Ярар». Разворачивая перед читателем сцены традиционной жизни коренных народов Севера, Тынескин включает в поэтический ритм стихотворения звуки ударов бубна и ритуальные выкрики камлания, благодаря чему достигается удивительная эмоциональная достоверность изображаемого.

Сколько лет этот бубен
висит на стене?
Много. Ой, много!
Звук его из далекого детства
мерещится мне:
– Бум, бум, бум!
Музыку страха, музыку горя,
музыку буден
В сердце мужчины
опять воскрешает
Заброшенный бубен!

В 1978 году в Магаданском книжном издательстве вышла первая и единственная книга стихов Тынескина «Олени ждали меня» в переводе Анатолия Пчелкина. В сборник вошли 18 стихотворений и поэма, давшая название книге. Над книгой автор работал больше пятнадцати лет. В сборник вошли две равные по объему части: поэтический цикл «Предчувствие пути» и поэма «Олени ждали меня». «Предчувствие пути» – это самопознание Человека и  Поэта, которому с детских лет светит Унпэнэр – Полярная звезда. Стихи поэта, вдумчивые, с некоторой долей внутреннего драматизма и поиска самого себя, стали новой интонацией в чукотской поэзии.
Название поэтического сборника «Олени ждали меня» можно поставить эпиграфом к судьбе самого Тынескина. Он был уже известным и признанным поэтом, перед ним были распахнуты двери многих редакций, но он, к удивлению многих, решает вернуться в тундру.  Он стал руководить оленеводческой бригадой на острове Врангеля, затем работал в конергинском совхозе «Возрождение» в оленеводческой бригаде Номенкау, кавалера ордена Ленина. В бригаде видели, что вместе с галетами, чаем и сахаром Тынескин обязательно укладывал в рюкзак книгу или журнал, аккуратно обернутые бумагой. В эти годы близкие чувствовали в нем какую-то внутреннюю перемену, характеризующую человека творческого, погруженного в себя. При этом его любили за доброту и отзывчивость, для Тынескина желание помочь человеку было естественной потребностью характера.
Как-то на одной из встреч с читателями его спросили: «Почему ты работаешь оленеводом?» Он ответил: «Без оленей жизнь  моя немыслима. Мои родители – потомственные оленеводы. С детских лет нахожусь среди оленей. Кроме того, тундра помогает мне сочинять стихи». Тынескин понимал тундру и сердцем, и душой. В тундре, наедине с природой, он словно освобождался от мелких житейский забот, там рождались строчки его стихов. Возвращался он возбужденный, улыбчивый, счастливый.
Осенью 1979 года в возрасте 33 лет поэта не стало: на горном перевале неподалеку от поселка Эгвекинот Владимира Тынескина нашли замерзшим в тундровом ягельнике. Похоронен поэт в Эгвекиноте.

Моя тундра!
Твой вечно не тающий лед
Не страшил меня, нет.
Своим дедам под стать,
Мог и я б свою старость
С оленями ждать.

Но хотел я познать
Необъятный простор
За плечами
Пургою окутанных гор.
И поведать мечтал
Людям дальних краев
О народе моем.
О народе моем!..

Светлана КОЧНЕВА, заведующая отделом краеведческой и национальной литературы окружной публичной библиотеки

Постоянный адрес публикации http://www.chukotken.ru/articles/item158.html

пресса о Чукотке




Новости месяца


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930




главная | форум | фотогалерея Чукотки | Чукотка on-line | Чукотский АО | История Чукотки | туризм на Чукотке | творчество Чукотки | Чукотка. Бизнес | о проекте | карта сайта | 
© 1998-2017
Разработка, программирование 
и поддержка :  Алексей Гурин

При полном или частичном
использовании материалов
ссылка на http://www.chukotken.ru
обязательна!